Дискриминация ЛГБТ-представителей на работе

«На нас буквально показывали пальцами, перешептывались, слагали легенды… Двое наших коллег перестали с нами общаться, а в столовой демонстративно садились обедать за другой стол».

Не так давно мне довелось занимать должность менеджера по персоналу в одной известной строительной компании. В процессе трудовой деятельности, я неоднократно сталкивалась с проявлениями нетактичности, а порой даже грубости по отношению к себе со стороны своих коллег. Это выражалось, в основном, в глупых и некорректных вопросах и комментариях, касаемых моего образа жизни и не совсем стандартного внешнего вида: «Почему ты не носишь юбки и платья?», «Почему ты не замужем?», «Почему ты похожа на мальчика?». Стоит ли говорить, что это не лучшим образом сказывалось, как на эффективности моей работы, так и на моем желании осуществлять деятельность в данной компании.

Я задумалась: ведь огромное количество российских геев и лесбиянок ежедневно ходят на работу, общаются с коллегами, контактируют с руководством. Как обстоят дела у «нетрадиционных» сотрудников в трудовой сфере? Какие отношения складываются с коллегами и руководством? Многие ли могут позволить себе оставаться собой в рамках рабочего пространства? Я обратилась с этим вопросом к своим друзьям и знакомым.

Как оказалось, с дискриминацией и притеснением на работе сталкиваются намного больше ЛГБТ-представителей, чем может показаться.

Антон, 30 лет, г. Москва

Антон работает в московском офисе известного немецкого бренда спортивной одежды. Несмотря на то, что компания позиционирует себя, как достаточно толерантная и лояльная по отношению к любым проявлениям индивидуальности, ежедневно Антону приходится сталкиваться с откровенными намеками и неуместными шутками своих коллег и руководства.

— К сожалению, я не могу позволить себе на работе открыто заявить о том, что я — гей! Тем не менее, коллеги догадываются о моей ориентации: в свои годы я все еще не женат, у меня нет девушки и я веду достаточно свободный образ жизни. Плюс — мой своеобразный стиль в одежде. Конечно, все это бросается в глаза и коллеги всячески стараются коснуться темы гомосексуальности в повседневных разговорах.

Очень часто в мой адрес отпускаются различного рода нетактичные замечания и неуместные шутки гомофобного характера. Безусловно, меня это задевает. Но, я даже не пытаюсь как-то повлиять на их точку зрения, потому как эта работа очень важна для меня, а ввязываться в потенциально проигранный спор не имеет смысла.

Естественно, я придумал для себя массу отговорок, объясняющих отсутствие жены и детей. Самые распространенные из них: » Я еще не готов», «Зачем плодить бедноту», «Не встретил подходящую девушку» ну и все в этом духе.

Самое удивительное, что данная компания преподносит себя в демократичном свете! Например, после прохождения собеседования, каждому новому сотруднику компании необходимо пройти, так называемое, тестирование на лояльность. Тесты проводятся с целью настроить сотрудников на командный дух для отсутствия дальнейших препятствий в коммуникациях между людьми с различиями во взглядах и образе жизни. Основная цель тестирования — показать сотрудникам, что в бизнесе главное — работоспособность и эффективность, а не половая принадлежность, вероисповедание или сексуальные предпочтения.

Задумка, определенно, хорошая. Но, к сожалению, люди, проходящие эти тесты, делают это автоматически, не задумываясь о реальном смысле этого задания. Для них это всего лишь обычная формальность, которую нужно пройти.

В действительности же, на рабочем месте все благополучно забывают о лояльных принципах компании и, в виду своей ограниченности, многие позволяют себе весьма нетактичные замечания в адрес «не таких, как все».

Мой непосредственный руководитель, например, открыто заявляет о том, что «всех гомосексуалов необходимо сгруппировать, выслать в Сибирь и расстрелять». Вообще, в нашем коллективе очень часто поднимается тема гомосексуальности, естественно, в сугубо негативном контексте. Часто мне приходится выслушивать разглагольствования о «содомитах», о «прогнившей Европе», которая скоро «сгниет в своей толерантности». Некоторые высказываются о том, что «всех геев нужно убить, порешить, а, в лучшем случае, изолировать от общества». Причем, эти, на первый взгляд, адекватные и далеко не глупые люди, напрочь забывают о том, что прошли те или иные «тесты на толерантность». Даже HR-менеджеры, которые, вроде как, призваны обеспечить комфортную корпоративную атмосферу, в силу своего стереотипного мировоззрения, не готовы тем или иным образом защищать права меньшинств в нашей компании. Они просто не считают нужным тратить на это свое время. И, к сожалению, я не могу подойти к HR-менеджерам с жалобой на нетактичное поведение коллег. Это приведет к тому, что на следующий же день ко мне подойдет мой руководитель с выпученными глазами и с прямым вопросом: «Антон, Вы что практикуете содомию?». Причем, это будет сказано не в какой-либо приватной обстановке, а громко, во всеуслышание!

Даша, 32 года, Москва

Даша обладает, что называется, типичной внешностью «мальчика-девочки». До определенного времени Даша работала в таких отраслях, где не требовали соблюдения определенного дресс-кода и не обязывали соответствовать каким-либо внешним стандартам. В основном, это были магазины спортивной одежды, где подобный женский типаж обычно не смущает работодателей. Когда Даше представился случай сменить сферу деятельности и занять определенную должность в весьма солидной компании, она, не долго думая, согласилась. И тут начались проблемы…

— Мое новое место работы предполагало обязательное соблюдение дресс-кода. Необходимо было выглядеть соответствующе, ведь это типичный офис с присущим ему набором определенных шаблонов и стереотипов. Поэтому, прежде всего мне пришлось обновить содержимое гардероба. Передо мной стояла непростая задача: найти что-нибудь строгое, офисное, но, при этом, не слишком женственное. Ведь в юбке или в платье я буду больше похожа на переодетого трансвестита! К тому же, я не пользуюсь макияжем, и это было большим минусом в глазах моего руководства.
С первых же дней моего появления в офисе, за спиной начали шушукаться. Периодически я ловила на себе любопытные взгляды, а иногда отношение коллег ко мне становилось откровенно наглым. Например, один из сотрудников нарочито громко, в присутствии всех сотрудников, задал риторический вопрос: «Что это еще за новости? Лесбиянки к нам пожаловали?!».
Ну и конечно не обошлось и без «разговоров по душам» и стандартных «тактичных» вопросов: «А ты одна живешь?», «А почему не замужем?», » А мужчинка есть?, «А детей не хочешь?». Некоторые коллеги-мужчины называли меня «своим парнем» и даже «наградили» меня мужским именем.
Естественно, все это было неприятно и мерзко. Но, я старалась не акцентировать на этом внимание и углубилась в работу. В данный момент, я уже не являюсь сотрудником данной компании, но «благодаря» этому опыту у меня появился ряд комплексов.

Марина, 35 лет, Московская Область

Марина на протяжении нескольких лет работает в крупном гипермаркете известного шведского производителя предметов домашнего интерьера.

— Так сложилось, что мы с моей девушкой познакомились на работе. Закрутился роман со всеми вытекающими… При этом, мы не афишировали наши отношения, хотя в коллективе, конечно, догадывались. Иногда пытались подкалывать нас на гомосексуальные темы, но это было как-то совсем безобидно. Но, как оказалось, до поры, до времени…
Однажды, на очередном корпоративе, после небольшого количества алкоголя, мы с моей девушкой слегка расслабились и стали чуть откровенней и нежнее проявлять чувства друг к другу. Но без какой-либо пошлости. Подмигивания, легкие обнимашки, едва заметные поцелуи в щечку…
Как оказалось, всевидящее око не дремало!
На следующий день на работе началось что-то наподобие популярного шоу «За стеклом»: на нас буквально показывали пальцами, перешептывались, слагали легенды, вроде: «А вы в курсе, что их вчера в раздевалке застали?» Причем, кто застал и за каким занятием, выяснить так и не удалось! Двое наших коллег перестали с нами общаться, а в столовой демонстративно садились обедать за другой стол. Одна впечатлительная девушка даже расплакалась, когда говорила, что понимает — мы хорошие люди, но если она будет общаться с нами, то все подумают, что и она тоже «такая». В общем, мы стали, своего рода, изгоями нашего коллектива. Чего, собственно, и стоило ожидать.

Хотелось бы отметить, что с вышеперечисленными проявлениями нетерпимости сталкиваются не в каких-либо небольших частных фирмах, а в филиалах крупнейших известных европейских компаний…

Автор: Лейла Т.

Похожие статьи

Details

  • Categories: Статьи